Эволюция авангардизма Беспредметное искусство ХХ века

История развития абстрактного искусства в России

В том же каталоге в статье О.Шихеревой само понятие абстракции в России впервые было поставлено под сомнение. В исследовании «Беспредметный мир в русском искусстве начала ХХ века» [38] она констатирует, что «…о творчестве художников русского авангарда более естественно говорить в связи с беспредметным искусством, что подтверждают их собственные заявления. В этот краткий и резкий период истории разве только конструктивисты, называвшие себя «инженерами форм », могут быть заподозрены в их склонности к абстракционизму». Подобное утверждение отчасти правильно, потому что с самого начала русская абстракция избрала иной отличный от западного путь развития. И все же говорить о «беспредметничестве» применительно к русскому направлению в абстракции не имеет смысла, так как ведущий теоретик русского беспредметного искусства, К. Малевич, отмежевавшийся в своих теоретических разработках от конструктивизма в пользу абстракции, называл свои поиски именно абстрактным искусством. [39]

 Отличие русской системы абстрактного искусства именно в ее внутреннем философском наполнении, в ее тонкой связи с историей и практикой русского мистического опыта, как ни странно это звучит в то время, когда «мы считаем , что упоминать искусство и дух в рамках одного и того же предложения чрезвычайно затруднительно и даже постыдно » [40] Именно об этом отличии русской абстракции пишет Жан-Клод Маркаде, говоря, что «…из троих основоположников абстракции в ХХ веке (В.Кандинский, П.Мондриан, К.Малевич)только Малевич совершил радикальный скачок в неведомое, в Ничто, в абсолютную беспредметность, в сущностный ритм мира, в живописное как таковое/…/ речь в искусстве Малевича идет об освобождении взгляда в направлении Бытия через вынесение Сущего за скобки, согласно позднему выражению Хайдеггера : «В этом вынесении за скобки взгляд освобождается для Бытия»/…/Абстракция делает взгляд свободным для Ничто/.../ Конструктивизм стремился к тому состоянию, когда искусство становится жизнью, тогда как супрематизм , приведший Абстракцию к наивысшей точке выразительности, стремился к тому, чтобы жизнь сообразовывалась с искусством согласно императивам, исходящим из «Освобожденного Ничто », то есть к тому состоянию когда жизнь становится искусством. Искусство как средство или искусство как самоцель - вот в чем заключается спор существовавший на протяжении 20-х годов в России. Сущностная свобода Абстракции – та, в состоянии которой нет ничего кроме живописного как такового» [41]

Отдельно стоит рассмотреть литературу, имеющую непосредственное отношение к теме исследования. Трудов по советскому периоду послевоенного абстрактного искусства мало, и их отличает больше исторический подход, нежели теоретический. Более того, до сих пор не выработан критерий исследования в отношении целого периода неофициального искусства в России, во многом политизированного, частью которого была и послевоенная абстрактная живопись.

Наиболее полный обзор московской абстрактной школы опубликовал в журнале «Вопросы искусствознания» В.Турчин- очевидец и участник многих описанных им событий. [42] Валерий Турчин в своей статье, посвященной московскому послевоенному абстракционизму, пишет: «У истории «новой абстракции» нет истории: многие даты условны, приблизительны, за исключением акций, спровоцированных КГБ или КПСС, отдельных выставок и выездов за рубеж. Краски этого течения антиперспективны: они не выступают и не углубляются; более того, их общий тон – несколько глуховатый и преднамеренно «неэстетский». Красивой абстракции в России не видят и ею не занимаются. /…/ Группа отечественных художников, занимающихся абстрактным искусством, демонстративно и последовательно отворачивалась от всего того, что теоретики называли «антиэстетическими ценностями», т.е. всего, выходившего за пределы чисто живописных задач - колористических, пластических, композиционных, желая очистить живопись от всего чужеродного её специфической природе, особенностям ее языка и ее восприятия» [43]. Именно это стремление создать чистое, лишенное иных контекстов, кроме собственного живописного языка, искусство являлось главной целью художников-беспредметников как в США, так и в Европе и России. Наверняка, их мысли были созвучны с идеей Мейера Шапиро, одного из ведущих теоретиков американского абстрактного экспрессионизма, что “Бог- это чистый абстрактный творящий дух” [44].

Чрезвычайно характерным для лидеров русского искусства 1910-1920-х годов было преодоление чисто живописной практики в опыте прикладного и оформительского творчества и утверждение новых принципов искусства в новаторских педагогических и исследовательских проектах.
Конструктивная живопись